p_i_f (p_i_f) wrote,
p_i_f
p_i_f

Category:

Звезда и смерть Великого коадъютора

История нормандского рыцаря Ангеррана де Мариньи, камергера, коадъютора и главного советника французского короля Филиппа IV Красивого

казнь тамплиеров, миниатюра XIVвека, Франция
— Люди гибнут за метал, люди гибнут за метал,—
тихонько напевал себе под нос Филипп IV Красивый, барабаня в такт пальцами по каменным перилам.
Король давно и с затаённым удовольствием наблюдал, как весёлые огоньки смолистого пламени ласково лижут тело старого упрямца Жака де Моле.

Заслуженный предводитель Нищих Рыцарей Христа и Храма Соломона, извиваясь в "очищающих" языках медленного костра, умудрился подпортить всем настроение, выдав серию заунывных экспромтов в духе Мерлина:
— Папа Климент! Король Филипп! Рыцарь Гийом де Ногарэ!

Не пройдёт и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклинаю вас! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена...
— Щас, — злорадно думал Филипп Филиппович, искоса поглядывая на тёмные фигуры сыновей, завороженно застывших на балконе дворца Сите, — размечтался, старый греховодник.

Но неприятный осадочек всё–таки остался и тотчас же забулькал где–то в самом низу железного королевского желудка...
дворец Сите,Париж
Подняв в ночное небо облако раскалённых искр, из костра взметнулась страшная, обугленная рука с указующим перстом, грозно устремлённым в небеса. Возбуждённая толпа зевак, заполонившая Еврейский остров посреди Сены, охнув, ошеломленно отхлынула назад. Казнь наконец–то свершилась.

Великий коадъютор и главный советник королевства Ангерран де Мариньи, сидевший справа от Филиппа, откинулся в кресле и устало потёр глаза:
почему же Магистр тамплиеров не упомянул его в своём коротком и зажигательном спиче?

Прошёл год. Погожим утром 13–го апреля 1315 года, глядя вниз на бушующий океан людских голов с высоченного помоста зловещего Монфокона, когда–то могущественный властитель Франции и камергер короля, спокойно произнес:

— От судьбы не уйдёшь, —

с омерзением одел на шею холодную скользкую петлю и решительно шагнул вниз...
миниатюра XIV века, Франция
миниатюра XIV века,Франция
Они всегда хорошо понимали друг друга: загадочный молчаливый король и его красноречивый камергер. И когда Филипп диктовал в своих указах стандартную форму обращения к поданным: " нашему возлюбленному и верному рыцарю и камергеру, Ангеррану де Мариньи, впредь и нашему", — он говорил это искренне, испытывая тёплые чувства, что было редкостью для того времени. В Торговой галерее парижского дворца Сите их изваяния стояли напротив: прекрасный, атлетически сложенный Филипп и невысокий кряжистый Ангерран бесстрастно взирали друг на друга выпуклыми мраморными глазами.

После смерти монарха статую верного слуги превратили в груду обломков, методично уничтожая все его прижизненные изображения.
Жанна Наваррская
Впервые имя мелкого госслужащего, Ангеррана де Мариньи, подвизавшегося в обслуге королевы, возникает из тьмы веков в 1295 году. Через 7 лет он уже доверенное лицо Жанны Наваррской, хорошо осведомлённый в её делах и помыслах. Благодарная госпожа отдаёт за него замуж любимую крестницу, осыпает подарками и делает своим душеприказчиком на случай внезапной кончины. Смерть, по закону подлости, не заставляет себя долго ждать.

За год до этого печального события, в 1304, хваткий парень Ангерран, не без протекции родственников и земляков–нормандцев, переходит на службу королю.

Молодой камергер становится тенью монарха. Максимально приближенный к "телу", он отвечает за быт, безопасность и связи с общественностью. Масштабы его власти, влияния на Филиппа и амбициозных притязаний неуклонно растут, поражая и пугая современников.
надгробие Филиппа IV Красивого
Вселенского размаха фигура Мариньи достигла именно в последние 2 года, когда он был в зените и мог вершить дела и крутить финансы королевства наравне с Филиппом IV, имея собственную (малую) государственную печать и неограниченный кредит королевского доверия.

Не забывая впрочем, и о собственном благосостоянии. Чрезвычайно хозяйственный Ангерран всё нажитое тут же инвестировал в недвижимость, стараясь сколотить солидный личный домен с лесами, полями, городами и замками.

Собственно, тем же самым занимался и Филипп Красивый — стараниями династии Капетингов разрозненные владения французских королей, неустанно прирастая новыми землями, выкупленными, отжатыми или унаследованными в браках, превратились в мощное централизованное французское государство.

Брачные отношения наверху в те годы служили интересам исключительно политическим, под толстым слоем меркантильности. Любовь оставляли для упражнения придворных менестрелей и заезжих трубадуров. В благих целях расширения семейных территорий, детей отправляли под венец чуть ли не в младенческом возрасте. И если сын камергера Луи де Мариньи женился, будучи "зрелым" 15–ти летним балбесом, то дочу выпихнули за приданым уже в 7 лет.
О времена! О нравы!
Крестовый поход, миниатюра XIV века, Франция

Эдуард II, король Англии
Круг интересов предприимчивого советника не ограничивался одной лишь Францией. Ангерран ковал внешнюю политику государства, умудряясь одновременно консультировать английского короля и потихоньку поддавливать непокорных фламандцев.

Именно его заботами земли Фландрии частично перешли под контроль Франции без излишнего кровопролития.
Непутёвый британский зять Филиппа король Эдуард II, спускавший все карманные деньги на смазливых мальчишек, очень ценил советы, дружбу и кредиты Мариньи. Англичанин плохо кончил, проткнутый насквозь раскалённым прутом. Эта кошмарная сцена, красочно описанная кровожадным потомком оренбургских евреев Морисом Дрюоном, нанесла психологическую травму целому поколению советских пионеров.

С неугодными тогда не особо церемонились, последнего любовника Эдуарда II Хью Диспенсера кастрировали и четвертовали. Его папашку, пытавшегося подгрести под шумок всю власть на острове, порубили при всём честном народе во всех регалиях и скормили собакам — дабы навеки извести род ненавистных Диспенсеров...
печать ордена Тамплиеров
Отчаянно нуждающийся в деньгах, Филипп IV Красивый давно положил глаз на тугую мошну тамплиеров, в которой грустно затерялась казна Французского Королевства. В этом споре двух крупнейших хозяйствующих субъектов, государственная машина короля, подкреплённая божьим словом "карманного" папы Климента V, взяла верх над могуществом крупнейшего финансового института того времени. Тамплиеры, чей герб изображал двух бедных доходяг на одной кобыле, уже давно ими не были, сладко богатея на банковских операциях, туристических услугах паломникам и бизнес–консалтинге главам европейского сообщества. Филипп играл по–крупному: замена несговорчивого папы, перенос папской резиденции в подконтрольный Авиньон и тщательная подготовка десятков свидетельских показаний о святотатствах, содомии и поклонении демону Бафомету авторитетных членов ордена.
надгробие Жана де Мариньи, епископа Санского
Задолжав Нищим Рыцарям Христа и Храма рекордные по тем временам поллимона ливров, "гарант французской конституции" хитроумно обвинил своих кредиторов во всех смертных грехах и повелел в ночь на 13 октября 1307 года повязать этих еретиков и извращенцев скопом. Мариньи в тот момент не был ещё настолько крут, чтобы кардинально влиять на события в целом, но когда встал вопрос о справедливом судействе — удачно подпихнул сводного братца Жана в качестве главного обвинителя. Младший де Мариньи, новоиспечённый епископ Санский, отработал протекцию брата и доверие короля на 100%, вколотив финишные гвозди в крышку гроба ордена могущественных Храмовников. Что особенно интересно, в дальнейшем Ангерран пролоббировал в деле распила богатств и имущества тамплиеров интересы не только Филиппа Красивого, но и ордена Иоаннитов–госпитальеров, которым досталось очень многое. К сожалению, история умалчивает о подробностях соглашения и размере комиссионных.
Крестовый поход, миниатюра XIV века, Франция
миниатюры XIV века, Франция
Несмотря на некоторую тягу к стяжательству и личным сбережениям, наш энергичный герой действительно радел за державу, привнеся в политику государства то, чего ему так давно не хватало: трезвый расчёт, поставленный на холодные экономические рельсы.

В 1313 году папа Климент V попросил Филиппа Красивого профинансировать новый Крестовый поход, на что набожный монарх ответил согласием. Мариньи, прямо в зале Королевского Совета, спокойно отозвал папского посланника Пьера Барьера и Филиппа IV в сторону — переговорить. В результате блестящего спича, папский легат настолько проникся финансовыми проблемами Франции, что его патрон тут же отвалил в королевскую казну 160000 флоринов для поддержания штанов. Мнение остальных членов Королевского совета уже никого не интересовало.

На следующий год на ассамблее Генеральных Штатов, среди представителей трёх сословий, остро встал вопрос о новых налогах для продолжения войны с Фландрией. Горожане яростно протестовали, но не смогли ничего противопоставить красноречивым доводам Ангеррана. За что потом долго его ненавидели. Армия так и не расчехлила мечей и копий под стенами фламандских городов — Мариньи разрулил всё без излишнего кровопролития. Теперь уже обиделись воинственные бароны, настроившиеся на великий подвиг.
Импонирует то, что во Франции XIV века налоги платили все: знать, горожане, крестьяне с каждого двора, церковь отдавала десятину, причём независимо от военных кампаний государства. Итальянские купцы и менялы — "валютчики" платили ломбардский налог, а евреи ( не поверите) — еврейский.

Для покрытия дефицита бюджета, король хитроумно убавлял содержание золота и серебра в монетах, компенсируя их медью, но денег всё равно не хватало. Причём Филипп IV Красивый не страдал тягой к роскоши или излишествам, довольствуясь охотой и спокойными прогулками по Парижу.

И когда подданные со страхом вглядывались в прекрасное, отрешённое лицо своего античного бога, гадая какие же помыслы живут в столь выдающейся голове, в мозгу Филиппа непрерывно прокручивалась одна и та же мысль:
— Деньги, деньги, денюжки! Ну где же мне вас ещё взять?

И Мариньи был в этой бесконечной гонке его верной путеводной звездой
Филипп XIV Красивый
А потом всё полетело к чёртовой матери — Филипп IV неудачно поохотился и скоропостижно скончался, возглавив список жертв проклятия Великого Магистра.

Невысокую, но крепкую фигуру Великого коадъютора окутала ядовитая дымка всеобщей ненависти и зависти. Стремительный карьерный взлёт и обширные владения не могли не раздражать менее удачливых соплеменников.
Больше всех страдали, как это водится, соседи и родной брат усопшего, граф Карл де Валуа. Когда 29 ноября 1314 года корона перешла его любимому племяннику–недотёпе Людовику, он сказал себе: — Карл, это твой шанс! — и тотчас же вырыл томогавк войны.

Вариантов у Валуа не было: Ангерран должен был исчезнуть стремительно, к молодому королю подпускать его было опасно — Людовик X Сварливый относился к главному советнику своего отца доброжелательно, а его сына, своего крестника, любил и всячески опекал.
надгробие Карла Валуа
Поначалу всё складывалось неплохо для Мариньи. Умирающий Филипп, сделавший нормандца своим душеприказчиком, рекомендовал оставить его у руля, предварительно тщательно проверив бухгалтерские книги. Английский Эдуард II ходатайствовал за него через океан и молодой король Франции многие дни защищал камергера своего отца от нападок своего дяди. Ангерран всё ещё держался наверху, но до предоставления полной финансовой отчётности от денег его отлучили. Строгий аудит не нашёл никаких нарушений. Ангерран был чист, аки херувим, что и засвидетельствовал 24 января 1315 года Людовик X лично.
виселеца Монфокан
11 марта 1315 случилось непредвиденное. Прямо на заседании Королевского Совета, в присутствии группы высокопоставленных товарищей, Мариньи и Валуа подрались как два пионера за школой, обвинив друг друга во лжи и нечистоплотности. Причина была достаточно банальна : после погашения долгов Филиппа, казна оказалась пуста, на что и не переминул указать наблюдательный родственник короля.

Почуствовав запах крови, Карл упёрся рогом и бился головой об пол до тех пор, пока его венценосный племянник не упрятал Ангеррана за решётку.

Далее начался обычный среднековый цирк: надуманные финансовые и политические преступления плавно перешли в обвинения в колдовстве, чародействе и некромантии. Валуа убедил Людовика сдать Мариньи полностью. Ангеррана недемократично лишили права замочить обидчика в честном бою, защиты на суде и последнего слова. Под весёлое улюлюканье возбуждённой толпы, охочей до подобного типа равлечений, " возлюбленного и верного рыцаря двух королей" позорно вздёрнули на самом верхнем ярусе гигантской виселицы Монфокон. Звезда великого политика, дипломата и интригана бесславно закатилась...
Коллегиальная церковь Нотр–Дам в Экуи, бывшие владения Ангеррана де Мариньи
Через несколько дней воры, обобрав тело коадъютора до нитки, сбросили труп вниз. Но мстительный Карл Валуа вернул его обратно, где то, что оставалось от некогда могущественного Ангеррана де Мариньи провисело чуть более двух лет в назидание и устрашение граждан королевства...


Источник

Tags: История
Subscribe

Posts from This Journal “История” Tag

promo p_i_f may 3, 2013 14:18 58
Buy for 30 tokens
Выкладываю для рекламодателей, промо-размещателей и прочих интересующихся:
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments