p_i_f (p_i_f) wrote,
p_i_f
p_i_f

Гегард. Пещера Святого Копья



Гегард, или монастырь Святого Копья, месте с Санаином на севере и Татевом на юге образуют тройку красивейших армянских монастырей.


С показанным в прошлой части: Гарни. Храм Солнца над Симфонией Камня Гарни он образует двойную систему: стоит 7 километрами выше по Азату, среди чуть иначе причудливых скал и пещер, и тоже служил летней резиденцией — но только не царя, а католикоса.


От Гарни до Гегарда добраться нетрудно, главное — не перепутать дорогу: за примыкающим к Гарни с востока селом Гохт она раздваивается, а слева на плато будет село Гегард, а справа в речной долине — монастырь Гегард, и между ними нет прямого прохода. Впрочем, я не знаю, какая из двух дорог более оживлённая — туристы и паломники, кажется, дают гораздо большей трафик, чем селяне. Ереванские маршрутки до Гарни, если в них набирается критическая масса туристов, продлеваются до Гегарда, правда по вполне себе туристической цене (что-то около 100 рублей с пассажира за 7 километров), и именно таким способом, поздним жарким утром, мы и добрались сюда.


Над ущельем Азата живописно висит ресторан, где мы могли бы даже пообедать, будь в запасе чуть побольше времени — по ассортименту и ценам он определённо лучше всего, что мы видели в Гарни. В кадре очень показательный состав туристов: Закавказье в этом смысле радует глаз старомодностью, так как правят балл здесь не толпы галдящих китайцев, а европейские пенсионеры, европейские же парочки молодых и красивых бэкпекеров и трепетные японцы с большими зеркалками. Тут в кадре таки заметна пара китаянок — но именно что пара, а сотня:


Над ущельем нависают скалы — уже не вулканическая «столбчатая отдельность», как под Гарни, а скорее что-то вроде Каппадокии:



Кое-где из скал глядят пещеры с явно рукотворными дверями:


В конце ущелья виднеется и сам Гегард:


Издали — обычный в общем-то армянский монастырь с коническим куполом, но неимоверное скопление машин и туристических автобусов как бы намекает, что интересен он отнюдь не общим видом:


Гегард — значит, просто Копьё. Полное имя обители — Сурб-Гегардаванк, то есть монастырь Святого Копья, и думаю, не стоит пояснять, что речь тут о копье Лонгина, которым этот римский центурион пронзил ребро умершего на кресте Иисуса. Дальше, по преданию, центурия Лонгина охраняла Гроб Господень от, как сказали бы сейчас, провокаций, и сотник своими глазами увидел, как распятый и пронзённый воскрес. Вдобавок, Лонгин заметил, что подозрительно хорошо видит происходящее: он страдал катарактой и к моменту караула на Голгофе практически ослеп, однако после удара копьём в бездыханное тело ему в глаза попали капли живой Христовой крови. От всего этого центурион уверовал, а вскоре оставил пост и бежал в родную Каппадокию, видимо вместе со своим копьём. Но копьё он не пустил в ход, даже когда за ним пришли солдаты, а накормил этих солдат в своём доме, после чего сам лёг на плаху и как всё же центурион приказал: «Исполняйте!». Лонгин Сотник теперь чтим как мученик и покровитель слабовидящих, а его копьём в последующих преданиях владели Константин на Мульвийском мосту, Теодорих на Каталуанских полях, и уже как талисманом — Юстиниан Великий, Карл Великий, а между последних двух ещё и Карл Мартелл, под Пуатье давший отпор сарацинам. Европейские короли, скорее всего, владели Венским копьём, хранящимся ныне в Хофбургском замке — его история достоврено прослеживается с 10 века, а византийские императоры — Ватиканским копьём из собора Святого Петра, которое в 1492 году турецкий султан подарил Папе Римскому. Что же до Армянского копья, то в одной легенде его принёс сюда из Лонгинова дома сам апостол Фаддей, а в другой оно было обретено французским крестоносцем Петром Варфоломеем в 1098 году в осаждённой арабами Антиохии. Венское копьё, по современным исследованием, не старше 6 века, но и Армянское копьё, к исследованиям которого католикос не допустил учёных — вообще не копьё, а скорее штандарт, странно выглядящий в роскошном киоте (1687). В сокровищнице Эчмиадзина это одна из двух самых чтимых реликвий вместе с доской Ковчега с Арарата, но несколько веков Гегард хранился здесь.


Монастырь на Азате же гораздо старше, и первоначально назывался Айриванк — Пещерная обитель. Его основал, по преданию, сам Григорий Просветитель в 4 веке, и основал не на пустом месте — над священной в армянском язычестве пещерой, из которой изливался родник. Тут стоит вспомнить и то, что Гегамские горы особо богаты вишапами, большинство этих каменных рыб попали в музеи и парки Еревана с местных пастбищ, где стояли у водопоев и бродов. Да и сами вишапы в армянских преданиях хоть и драконы, плюющиеся молниями, а всё же появлялись они всегда из воды или пелены дождя. Возможно, здесь был храм Цовинар, огненной богини-всадницы, которая при этом была покровительницей воды от дождей до морей.


Но Айриванк в 923 году разрушили арабы, разграбили его реликвии и сожгли библиотеку. Какая-то жизнь в скальных кельях теплилась и последующие три сотни лет, но всерьёз восстановлением обители занялись братья Иван и Захар Закаряны. Они же Мхаргрдзели (Долгоплечие) — на 12-13-й века пришёлся пик могущества Грузии, и для Армении это был лучший в её давней истории сюзерен. Чьих были Закаряны, наместники Грузинского царства в Армянском княжестве, два закавказских народа спорят до сих пор, а наука предполагает, что основали этот род и вовсе крещёные курды. Как бы то ни было, именно Закаряны с 1215 года начали приводить в порядок древний монастырь в ущелье Азата, а в 1250 году здесь появилась реликвия, давшая обители новое имя — Гегард. Впрочем, у Закарянов инициативу почти сразу перехватил сюникский князь Прош Хахбакян, о происхождении которого с армянами могли бы поспорить уже азербайджанцы: Хахбакяны происходили из Арцаха, то есть возможно — из кавказских албанов. Потомки Проша выделились в отдельную фамилию Прошянов, и с их наследием в лежащим за Гегамским хребтом Сюнике мы встретимся ещё не раз. Гегард же превратился в одну из лучших обителей Армении, «монастырь 7 церквей» и важнейшее место паломничества. Затем случился Великий Сургун, изгнание армян в Персию в 1604 году, и паломничий поток оскудел. Добило Гагардаванк всё то же землетрясение 1679 года, следы которого мы постоянно видели в прошлой частях и в Ереване ещё увидим не единожды. Святое Копьё перенесли в Эчмиадзин, и в последующие века обитель оставалась лишь убежищем для пастухов и селян от кочевников. Возродился Гегардаванк уже под Россией, какое-то время даже служил летней резиденцией католикоса, и хотя свою главную святыню не вернул, ныне исправно сочетает ипостаси действующего монастыря и популярнейшей достопримечательности. Вместе с храмами Вагаршапата и далёкими Ахпатом и Санаином, Гегард с прилегающей долиной входит в небольшой список наследия ЮНЕСКО Армении.


От входа, продравшись через парковку и торговые ряды, мы первым делом направились в пещеры:


Снаружи к монастырю примыкает целый комплекс подземных храмов, келей и погребов:


В первую очередь часовня Сурб-Григор (или Сурб-Аствацацин), не столько вырубленная в скалах, сколько встроенная в них в 1177 году. То есть — за несколько десятилетий до Закарянов: судя по всему, князь лишь подхватил начатое верующими стихийное восстановление древнего Айриванка.


Тропа к часовне совершенно не оборудована, и… ну нет, не опасна, конечно, но при должной невнимательности возможность сверзнуться даёт. Однако сюда стоит забраться:


Заброшенная армянская часовня от действующей внешне почти не отличается:


С обратной стороны под скалой — ворота, за которыми раскинулся обширный монастырский двор:


Где в сезон не протолкнуться от туристов, и я с досадой думаю, как сильно каменная обитель могла бы впечатлять без них.


Армянка с курицей явно готовится совершать матах — благодарственную трапезу с освящённой солью, а вот европейка, судя по взгляду, узрела в моём фотоаппарате херрасмент.


Длинная площадь между хозяйственными и жилыми корпусами ведёт к собору Катогике (1215-32), детищу Закарян:


Сам храм на кадре выше, впрочем, почти закрывает гавит — гигантский притвор, характерный для армянского зодчества.


На подобном наконечнику копья куполе «сидит» двуглавый орёл — Россия станет его гнездом куда позже постройки этого храма, прилетел он ещё из Шумера, а гербом служил и Византии, и туркам-сельджукам. А ещё — некоторым армянским фамилиям, например Мамиконянам или Аршакуни, но Закаряны и Прошяны к таковым, вроде бы, не относились.


На фасаде храма, обращённом к монастырскому двору — роскошная резьба:


Как и на двери гавита:


И именно жаматун (то же, что гавит) — сердце монастырского комплекса. Огромный тёмный зал венчает купол со сталактитами — в христианском храме странно смотрится эта деталь, более характерная для мусульманских дворцов и мечетей. Сталактиты Гегарда — не единственные в армянских церквях, но, разумеется, лучшие:


В стенах и окнах — хачкары:


У гавита 4 двери — западная ведёт на улицу, восточная за роскошным хачкаром — в собор, изнутри совершенно невзрачный:


Куда интереснее пара дверей на севере, по разные стороны скалы, к которой гавит словно лишь прислонился:


А что может быть за скалой? Конечно, пещерные церкви, целый комплекс которых вырубил в 1240-83 годах Галдзак, величайший «подземный» архитектор в истории Армении. Из левой двери по канаве в полу жаматуна вытекает родник — это храм Авазан (1240), в который христиане превратили древнее святилище водной богини:


За правой дверью — шедевр того же Галдазака, крипта Прошянов с храмом Сурб-Аствацацин. Пожалуй, самый впечатляющий барельеф монастыря — герб Прошянов: пара львов и орёл, несущий ягнёнка.


Часовня же и вовсе не выглядит подземной, а в куполе её есть что-то от Италии:


Дальше можно покинуть гавит и подняться по лестнице на вторую террасу монастыря. Здесь — хозяйственный двор, и к внешним пещерам тянется пасека:


Выше по горе расставлены хачкары, и правый, судя по отсутствию тонкой резьбы, как бы ни старше возрождения обители при Закарянах:


А толпа туристов добрых пять минут тянулась из скальной двери:


Покрытый хачкарами коридор…


…ведёт к воротам Верхнего жамутана, вырубленного в той же скале над Авазаном и криптой:


Также он известен как усыпальница Папака и Рузукан — первого из не Хахбакянов уже, а Прошянов, и его жены:


Вид Верхнего Жамутан строг и даже, я бы сказал, скуден — видимо, умер Галдзак, не закончив его отделку. Сравните с криптой Прошянов!


Она прекрасно видна из оконца в уголке, почти что в полу, совершенно не заметного снизу:


С другой стороны от собора Катогике — ещё один комплекс пещер, первоначальный Айриванк (он же на заглавом кадре):


В этой келье, по преданию, жил сам Сурб-Григор Лусаворич. Но что это скорее всего лишь легенда, пояснил туристам даже проходивший мимо гид. Скорее, тут жил Григор Грзик — переводчик и церковный музыкант 6 века:


А вот другой известный обитатель Гегарда, историк 13 века Мхитар Айреванеци, скорее всего, келью имел уже не в скалах, а в здании:


Корпуса Гегарда протянулись с нижней стороны двора, и являются частью его укреплений:


За монастырём Азат напоминает мелкий порожистый ручей, а мост при всей древности облика — бетонный:


За мостом — ещё один грот, где народ складывает каменные пирамидки — как в эзотерических уголках Алтая, как на мазарах Хорезма, корнями уходящих в древне-арийские времена…


А в глубине — фотография Иисуса: …На этом вновь временно закончим с Арменией, и из ереванского пристоличья перенесёмся в бакинское — на Апшеронский полуостров.

Автор VARANDEJ

Tags: Мир
Subscribe

Posts from This Journal “Мир” Tag

promo p_i_f май 3, 2013 14:18 58
Buy for 30 tokens
Выкладываю для рекламодателей, промо-размещателей и прочих интересующихся:
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments