p_i_f (p_i_f) wrote,
p_i_f
p_i_f

Categories:

ГУСАРСКИЕ ЧАСТИ КРАСНОЙ АРМИИ


В начале 1918 г. сотни групп и группок разваленной Российской армии влились в молодую Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Некоторым из них удалось сохранить свои старые дореволюционные названия. В частности, в составе советской кавалерии было два Заамурских и Орденский красный полки — прямые потомки 5-го и 6-го Заамурских пограничных конных, и 13-го драгунского Военного Ордена полков. В РККА оказалось и несколько групп старослужащих из гусарских полков. Некоторое время они даже носили свою старую форму, но воевали с белыми уже под новыми наименованиями.

Вообще гусарская форма была довольно модной в период Гражданской войны. Парадное обмундирование Лейб-гвардии Гусарского и 14-го гусарского Митавского полков охотно донашивали Петроградские и Борисоглебские кавалерийские курсы РККА. В доломанах расстрелянных в январе 1918 г. офицеров 3-го гусарского Елисаветградского полка щеголяли их палачи — махновцы. Кавалерийские части всех противоборствующих сторон любили краповые гусарские чакчиры, розетки на сапогах, доломаны, галуны с зигзагом. Но, наверное, рекордсменом по разнообразию форм был созданный старослужащими бывшего Гвардейского запасного кавалерийскою полка 1-й Революционный Царицынский конный полк (впоследствии 29-й Сталинград-Камышинский Краснознамённый). Летом 1918 г. «внешний вид полка был необычный — каждый эскадрон имел особую парадную форму — русских драгун, гусар, австрийской конницы, немецких улан, австрийской пехоты».

Впрочем, эта статья будет посвящена не столько пестроте форм советской кавалерии, сколько судьбе групп старых гусар, воевавших под красными знамёнами.

55-й Красногусарский (Нарвский) полк
Самой знаменитой большевистской гусарской частью периода Гражданской войны был 55-й Нарвский красногусарский полк. Но ничего общего с прежним 13-м гусарским Нарвским полком он не имел. Тот полк распался еще на Юго-Западном фронте. А его остатки, собравшись при нарвском запасном эскадроне 7-го кавалерийского полка в Тамбове, были окончательно расформированы советской властью после восстания в этом городе 16 июня 1918 г.

2-е Петроградские кавкурсы, 1 марта 1920 год.
На самом деле 55-й Нарвский красно-гусарский полк вел свою историю от 17-го гусарского Черниговского полка. Октябрьский переворот 1917 г. застал этот полк на Северном фронте — в районе г. Валк (ныне два города: Валга в Латвии и Валка в Эстонии. — Прим. ред.). О дальнейшей судьбе полка офицеры-черниговцы вспоминали: «В начале ноября 1917 г. в полку было проведено выборное начало. Командиром полка был выбран поручик Польшиков (из прапорщиков запаса, начальник полкового обоза). Однако надо отметить, что он принял эту должность с согласия общества гг. офицеров и никаких эксцессов по отношению офицеров в полку не было. Началась «демобилизация» и остатки полка, под руководством поручика Польшикова, пришли в Орёл, где полк расформировался, а Штандарт был передан на хранение в полковую церковь».

Тем временем прибывшие в Орел остатки 17-го гусарского Черниговского полка также не пожелали расходиться по домам. Офицеры по большей части поступили на службу в формирующуюся 2-ю Орловскую кавалерийскую дивизию РККА (и в 1919 г. также «хором» перебежали из этой дивизии к белым). Рядовые же кавалеристы заявили, что хотят сохранить свою часть в составе новой армии. В мае 1918 г. из всех советских частей Орла была создана Орловская пехотная дивизия в составе 1-го Советского, 2-го Звенигородского (из 142-го пехотного Звенигородского полка, до Первой мировой войны дислоцировавшегося в городе и, так же как и черниговцы, вернувшегося домой), 3-го Черниговского, 4-го Коммунистического полков и Орловского Советского артиллерийского дивизиона. Черниговский полк не имел лошадей, а потому числился в составе пехоты. По данным разведывательного управления Генерального штаба Украинской державы от 17-18 июля 1918 г., этот полк был расформирован — за неимением лошадей. На самом деле это не так. В начале июля 1918 г. Черниговский красногусарский отряд был отправлен из Орла на Восточный фронт — на борьбу с восставшим Чехословацким корпусом.

Бывший офицер 17-го гусарского Черниговского полка с полковым знаком на груди, начало 1918 г.
Туда же, на Восточный фронт, и в то же самое время из Петрограда отбыл Нарвский красногусарский полк. Во время боёв с белочехами оба подразделения сильно поредели, и в конце концов были сведены в один отряд.

В марте 1919 г. Нарвский партизанский кавалерийский красногусарский отряд был выведен в г. Глазов для пополнения и переформирования. Здесь в его состав были переданы эскадроны Тейковского и Замоскворецкого кавалерийских полков. 1 апреля 1919 г. вновь созданная часть в составе трех эскадронов, пулемётной команды и команды связи получила наименование полка Красных гусар (или просто — Красногусарского; В течение апреля-мая 1919 г. полк продолжал формирование в Глазове и Вятке, затем воевал на Восточном фронте — в составе войск 3-й советской армии.

Вместе с Путиловским «Стальным» кавалерийским полком (в составе которого служило большое количество унтер-офицеров и солдат бывшей Гвардейской Кирасирской дивизии, преимущественно жёлтых кирасир) красные гусары составили кавалерийскую бригаду 30-й стрелковой дивизии.

Юные кавалеристы в парадной униформе 13-го гусарского Нарвского полка, г. Моршанск Тамбовской губернии, 1918 г.
Под командованием бывшего унтер-офицера Сергея Гавриловича Фандеева Красногусарский полк участвовал во многих боях с белыми, но особо отличился во время летнего наступления 1919 г. на Восточном фронте. Вот что свидетельствуют об этом летописцы советской кавалерии: «Основную тяжесть борьбы во время перехода 3-й армии через Уральский хребет и освобождения Тагильского горнозаводского района принял Сводный конный отряд под командованием Н.Д. Томина (из Красногусарского и Путиловского полков. — Прим. авт.). После двухчасового привала в селе Чусовое путиловцы начали ночной марш по узкой горной дороге. К утру голова колонны была в двух километрах восточнее Верхнего Тагила. Колчаковский гарнизон еще спал, и кавалеристы-путиловцы с ходу ринулись в атаку. В уличных боях вражеский гарнизон был разгромлен, в плен взято более 500 колчаковцев...

Полку Красных гусар было приказано выдвинуться в район Невьянска. К утру 16 июля эти боевые задачи кавалерийские части выполнили. В районе Невьянска полк Красных гусар захватил богатые трофеи, в том числе несколько автомобилей, погруженных на железнодорожные платформы...

Преследуя противника, красные конники с ходу овладели железнодорожным мостом через реку Реж, не позволили противнику его уничтожить. На следующий день Красногусарский полк во взаимодействии с бронепоездом начал наступление на город Ирбит. Прикрывшись частью сил со стороны Ирбитского тракта, эскадроны красных гусар ринулись в атаку. После жаркого боя в ночь на 22 июля 1919 г. советские войска овладели городом Ирбит...

11 августа 1919 г. между селами Деулино и Бенниково разгорелся ожесточенный бой. В конном строю полк Красных гусар и Сводный Петроградско-Уфимский кавалерийский полк атаковали части Уфимской кавалерийской дивизии противника и отбросили их на юго-восток. Продолжая успешное наступление, красные конники в районе Илецко-Иковского завода наголову разгромили части Сибирской казачьей дивизии и вынудили белогвардейскую конную группу к поспешному отходу на правый берег реки Тобол».

3 ноября 1919 г. в состав полка был включен 4-й эскадрон, а 26 ноября полк вошёл в состав вновь сформированной 10-й кавалерийской дивизии РККА. С января 1920 г. после разгрома Колчака 10-я кавдивизия входила в 1-ю Революционную армию труда и занималась усмирением непокорных сибирских сёл и станиц, а также изъятием «излишков» хлеба, фуража и продуктов питания.

25 мая 1920 г. части 10-й кавалерийской дивизии были погружены в вагоны и переброшены на Западный фронт, где вскоре включены в состав 3-го конного корпуса. Кроме 10-й в корпус входила и 15-я кавалерийская дивизия, сформированная на Северном Кавказе. Возглавил 3-й конный корпус один из большевистских героев Гражданской войны Г.Д. Гай.

По замыслу командующего Западным фронтом М.Н. Тухачевского, 3-й конный корпус должен был действовать на крайнем правом фланге: двигаться вдоль польско-литовской, а затем польско-немецкой границы и постоянно нависать над поляками.


Курсант 1-х Петроградских кавалерийских курсов в форме Лейб-Гвардии гусарского полка 1923 год.
В начале похода, по состоянию на 3 июля 1920 г., 55-й Красногусарский полк под командованием Писарева имел 35 командиров и 583 сабли. Бывший командир полка С.Г. Фандеев возглавлял 1-ю бригаду 10-й кавдивизии.

Состояние корпуса, и в первую очередь 10-й кавдивизии, по словам его командира, было не самым лучшим: «Конское снаряжение было неудовлетворительного качества. Почти ни в одном полку не было чумбуров, недоуздков, сеток и попон. Много было брезентовых сёдел, без кобуров и др. седельных принадлежностей. Части были обмундированы неудовлетворительно и разнообразно. Чувствовался большой недостаток в сапогах, которые заменялись ботиками пехотного образца...

Части корпуса были хорошо подготовлены для боя в конном строю. Полки очень плохо знали (и не любили) пеший бой, особенно большими частями и на широких фронтах. За отсутствием навыка и умения, части не любили также и ночного боя, стреляли несравненно хуже, чем пехотинцы, предпочитая конный бой и удар холодным оружием.
Бойцы вооружены были винтовкой, шашкой и пикой, но пики с первого же дня похода пришлось собрать и сдать в обоз II разряда»


Этот полк в полном составе перешёл на сторону поляков и затем воевал на Украине — в 3-й Русской армии генерала Пермикина. Но вместо этого полка в начале августа 1920 г. корпус получил другой - бывший 5-й уланский немецкой армии. Поскольку в то время по ряду объективных причин немцы были крайне враждебно настроены к полякам, 40 улан этого полка перешли границу и явились к Г.Д. Гаю, представившись спартаковцами. Гай с радостью принял улан, и уже спустя несколько дней их набралось 150 человек, ставших костяком Немецко-мадьярского полка 3-го конного корпуса.

Надпись на обороте: "Иодко Карл Леопольдович. О моем пребывании во 2-й Петроградской кавшколе.
На память дорогой мамаше и сестре Яде. Петроград 5 декабря 1921 г."
Поход в Польшу для 3-го конного корпуса начался удачно. Ему способствовали лишь успехи: разгром польской группировки во время Свенцянской операции, взятие Вильно, а затем крепости Гродно, победный марш на Варшаву. Но всё это спустя месяц закончилось. Поляки разбили на Висле армии Тухачевского и прижали правый фланг Западного фронта к немецкой границе. Измотанный и потерявший большую часть своего личного состава 3-й конный корпус отбивался до последнего. В 10-й дивизии были ранены начдив и наштадив. Начальником дивизии стал С.Г. Фандеев, на плечи которого и пала вся тяжесть поражения.
На протяжении 25-26 августа 1920 г. непрерывно атакуемые польской кавалерией остатки 10-й кавдивизии были вынуждены уйти в Восточную Пруссию. Израненные бойцы, в том числе и сильно потрёпанный Красногусарский полк, были разоружены и интернированы. При взятии поляками в плен остатки 55-ю Красногусарского полка фактически прекратили своё существование.


Гусары 1-й Конной армии
В Красную армию попали не только остатки черниговских гусар, но и их однобригадники — нежинцы. Окончание Первой мировой войны застало 18-й гусарский Нежинский полк на Северном фронте. В части действовал большевистский полковой комитет, делегат которого, младший офицер (штабс-ротмистр?) В.П. Сергеев, в ноябре 1917 г. побывал в Смольном и встречался с В.И. Лениным. Обнадёженный напутствиями большевистского вождя, после возвращения в полк В.П. Сергеев собрал добровольцев и отправился на Дон — для борьбы с белыми. По видимости, до Ельца — довоенной дислокации нежинцев — ехали всем полком.

Первомайский парад в Харькове в 1921 г. По улицам маршируют подразделения запасного кавалерийского полка.
А вот там уже разделились: большая часть осталась демобилизовываться в родном городе, а меньшая тронулась в путь дальше. В декабре 1917 г. отряд нежинских гусар в составе 47 сабель, 76 штыков, 10 пулемётов и 40 пулемётчиков вошёл в состав так называемого Северного летучего отряда товарища Сиверса, который должен был наступать на Дон со стороны Орла-Белгорода. Нежинцы участвовали в боях с отрядом Чернецова в Донецком бассейне, а затем в первых январских боях с Добровольческой армией.

В марте 1918 г. пополненный крестьянами-добровольцами отряд В.П. Сергеева вошел в состав полка Д.П. Жлобы, активно сражавшегося с рейдирующей во время 1-го (Кубанского) Ледяного похода Добровольческой армией. Затем отряд В.П. Сергеева воевал с казаками в районе Кисловодска и Пятигорска, а с сентября 1918 г. — под Царицыном. 23 сентября в г. Святой Крест (ныне Будёновск) отряд В.П. Сергеева был переформирован в 2-й кавалерийский полк Стальной дивизии Д.П. Жлобы.

В конце октября 1918 г. в Царицыне по приказу Л.Д. Троцкого был произведён смотр-парад Стальной дивизии, на котором некоторые подразделения 2-го кавалерийского полка были одеты в форму Нежинского гусарского полка. Вот что вспоминал о параде сам В.П. Сергеев: «Свой полк я готовил особенно пристрастно. Одиннадцать эскадронов разбил по мастям коней. Полковой оркестр посадил на белых скакунов. Каждый эскадрон обеспечил цветными флюгарками на пиках. На смотре 2-й кавалерийский полк произвёл хорошее впечатление. Дивизией в целом начальство тоже осталось довольно, и многие командиры, в том числе и я, получили ценные подарки».

Парад 2-го полка Стальной дивизии в Царицыне в конце октября 1918 г. Осматривают часть А.И. Егоров (крайний слева),
Л.Д. Троцкий (в центре), начальник штаба Стальной дивизии A.M. Беленкович (справа, в черкеске), во главе конного строя В.А. Сергеев.
По-видимости, обмундирование Нежинского гусарского полка после его демобилизации в Ельце было сохранено его полковым комитетом, и когда нужно было провести парад, было привезено кем-то в Царицын.

Но парад оказался «лебединой песней» Стальной дивизии Д.П. Жлобы и полка В.П. Сергеева. На дивизию давно были нарекания, что она не подчиняется высшему командованию, а её начдив ведет себя крайне анархически. В конечном итоге Жлоба был отстранён от командования. В.П. Сергеева также сняли с должности комполка и направили на службу в инспекцию кавалерии 10-й армии. Кавалерийская бригада его дивизии была передана в распоряжение командира 1-й Донской советской кавбригады Б.С. Думенко. Из двух бригад 28 ноября 1918 г. была создана 1-я сводная кавалерийская дивизия, впоследствии ставшая легендарной 4-й кавалерийской дивизией 1-й Конной армии.


Гусарский эскадрон полка им. Володарского
Маленькой, но очень боевой и прославленной частью советской кавалерии был эскадрон, сформированный из старослужащих 14-го гусарского Митавского полка. Последний командир этой части, полковник генерального штаба А.К. Андерс, после окончательного развала Русской армии отчаянно пытался сохранить остатки полка. Он вывел группу уцелевших после демобилизации митавских гусар в район Луги. Здесь весной 1918 г. митавцы разделились на две части. Одна часть, где были и офицеры, ушла для демобилизации в Череповец, где к 1 апреля 1918г. закончила своё расформирование. Другая часть, под названием гусарского партизанского отряда, была включена в состав Лужского отряда войск «завесы» РККА. Формально А.К. Андерс оставался командиром 14-го гусарского Митавского полка до 13 апреля 1918 г. Затем он перешёл на должность начальника штаба разведывательного отряда.

Выступление В.И.Ленина на Красной площади. 1 мая 1918 года.
Гусарский отряд входил в состав Лужского участка завесы, которым некоторое время руководил Булак-Балахович, вскоре перешедший с большей частью своих людей на сторону противника. Весной 1918 г. в Лугу из Петрограда был переброшен отряд имени Володарского — элитная большевистская часть созданная еще в октябре 1917 г. для охраны Смольного. 16 августа 1918 г. этот отряд получил приказ отправиться на Восточный фронт. В качестве конницы в его состав были включены и бывшие митавцы. Перед уходом из Луги гусарам от местного военного комиссариата был подарен штандарт из красной шёлковой материи с надписью: «Помни капитал, что пики гусар сокрушат тебя»

28 августа 1918 г. володарцы приняли свой первый бой, а спустя два дня их отряд был реорганизован в батальон им. Володарского в составе трёх рот, батареи и гусарского эскадрона (72 сабли). Командиром батальона стал т. Лунц, командиром эскадрона — т. Мареев.
В 20-х числах сентября 1918 г. батальон володарцев посетила комиссар Раиса Азарх, оставившая о гусарах подробные воспоминания, правда, несколько исказив историю их создания: «В Игре нам салютуют посты. Навстречу в облаке пыли мчатся... гусары!
Интересные ребята - "гусары" володарцев. Одно сочетание слов чего стоит! А вышли они в «гусары» таким образом. Полк спешно формировался в Луге. Для разведки организовали конную сотню, набрали лошадей. В интендантстве нашли заготовленное впрок обмундирование гусарского полка — синие куртки, красные рейтузы, белые шнуры зигзагами через всю грудь. Охотников отыскалось множество. Сформировали отличную часть в сто сабель. Произошло это, когда на севере не было и речи о формировании конных частей. "Гусары" володарцев были единственными кавалеристами на весь район.
Питерские пролетарии быстро овладели кавалерийским искусством. Взводные командиры подобрались из солдат царской армии — разведчики, рубаки, буйные головы.
В полку "гусары" задавали тон остальным. К пехоте относились "по традиции" свысока, но командира полка пехотинца Лунца побаивались не на шутку».

В одной из кавалерийских схваток в июле 1919 г. гусарский эскадрон потерял многих старых бойцов, а его командир погиб. Вот что свидетельствовал об этом полковой историограф: «Среди растрепанных частей противника стали попадаться свежие киргизские кавалерийские части. В одной из ожесточенных схваток гусарского эскадрона Володарцев с эскадроном «черных гусар» в с. Никитском пал в бою славный командир эскадрона тов. Мареев, и отличились красноармейцы Трофимов, Лукин, Алексеев, Алехно, Богданов, Александров и другие»
.

После гибели т. Мареева наступает закат гусарского эскадрона. В октябре 1919 г. из-за недостатка опытных кавалеристов он переформировывается в обычную полковую конную разведку.

28 ноября 1919 г. 21-я стрелковая дивизия была переброшена на Южный фронт, где участвовала в преследовании белых армий. В районе Новороссийска в полк поступило небольшое количество казаков, и конная разведка была развёрнута в конную сотню. Но когда летом 1920 г. дивизия очутилась на Западном фронте, в полку им. Володарского вновь осталась только конная разведка, командир которой Яковлев был убит 14 июня 1920 г. на речке Березине. К 27 сентября 1920 г. в 187-м стрелковом полку им. Володарского имелось всего 12 сабель. Это было всё, что осталось и от славного гусарского эскадрона, и от сформированной вместо него казачьей сотни.

Неизвестный красный командир.
После окончания Гражданской войны володарцы перешли в состав 29-й стрелковой дивизии, где 12 июня 1922 г. были переформированы в 86-й стрелковый полк им. Володарского и вскоре расположены в Тюмени. Понятно, что за исключением упоминаний в полковой истории более никаких гусарских традиций у володарцев не сохранилось.


Потомки «бессмертных гусар»
Общеизвестно, что после Октябрьского переворота в Петрограде некоторая часть кавалеристов 5-го гусарского Александрийского полка решила перейти на сторону советской власти. Однако, начиная с 1920-х годов и заканчивая нашими днями, вокруг вновь сформированной красногусарской части возникло столько мифов и легенд, что приходится только разводить руками.

Летом 1917 г. александрийские гусары героически сражались на Северном фронте, героически прикрывая отход русских войск, оставлявших Ригу. Затем полк очутился в районе Пскова, где его и застал Октябрьский переворот. Большая часть полка во главе с офицерами отправилась в тыл для демобилизации.

Вольноопределяющийся 5-го гусарского Александрийского полка А.А. Петровский повествовал о демобилизации родной части следующим образом:«Командир нашего полка полковник Александр Николаевич Коленкин до конца выполнил свой долг. Раздав имущество и деньги последним солдатам, он отвёз в Петроград остатки казны и боевой штандарт полка и сдал их в штаб округа (Об этом рассказал мне П. Потоцкий, знавший Коленкина, который и обратился к нему за советом — куда сдать штандарт). Многие солдаты-гусары разъехались по домам, добрались и до Самары и на станциях жел. дорог в феврале 1918 г. можно было встретить александрийцев в черных доломанах (двух солдат-армян я встретил даже в Баладжарах под Баку)».

Последующую историю полка Петровский пересказывает по мемуарам унтер-офицера александрийца В.Д. Крюченкина (будущего генерал-лейтенанта Советской армии), причём, делая свои предположения, совершает две грубейшие ошибки, которые сбили с толку уже не одного исследователя. Так, автор рукописной истории александрийских гусар утверждает: «Отряд пополнился добровольцами 5 кав. див. в основном из нашего полка, в числе 550 сабель и образовал «Красно-гусарский революционный полк». Его командиром стал (избран) унт.-офицер Иванов, а помощником — один из двух оставшихся офицеров-александрийцев и служивших Родине до конца поручик Константин Ушаков».

В мемуарах Крюченкина, на которые ссылается Петровский, о «Красно-гусарском революционном полку» и том, что в его состав влились добровольцы из прочих полков 5-й кавдивизии, нет ни слова. В.Д. Крюченкин просто пишет, что из 5-го гусарского Александрийского полка выделился 4-й красногвардейский отряд, который вобрал в себя всех остававшихся на фронте гусар (и только их). В том числе и задержавшегося по каким-то причинам после отъезда офицеров-александрийцев поручика Ушакова. Отряд этот сначала был переброшен в район Череповца — на борьбу с антисоветскими отрядами, а затем в Москву.

Командиры 3-й кавбригады Кочубея. Ставрополье, 1918 год. Командир справа - в красном ментике.
Таким образом, А.А. Петровский, видимо, дофантазировал факт о вливании в отряд добровольцев из других полков 5-й кавалерийской дивизии. Тем более, доподлинно известно, что группа каргопольских драгун (куда входил будущий Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский) влилась самостоятельной частью в состав РККА.

Следующая ошибка А.А. Петровского, допущенная им при пересказе мемуаров Крюченкина, вполне возможно, сделана преднамеренно — дабы скрыть тёмное пятно на «чести полка»: «И вот этот «4 красногвард. гусарский отряд» был двинут в 1918 г./III под Череповец, где действовал против контрреволюционных банд. Затем отряд был отправлен весной 1918 г. на Восточный фронт, где начиналась гражданская война. По дороге сделали остановку в Москве, где пополнили вооружение и снаряжение и получили полную гусарскую форму».

Вот это дополнение Петровского про «полную гусарскую форму» уже сбило не одного исследователя с толку. Ведь в Москве до войны располагался лишь 1-й гусарский Сумской полк, чью форму, по логике Петровского, и мог получить отряд. Но никакой формы александрийские гусары в Москве не получали.

Вот что свидетельствовал Крюченкин: «Вскоре после этого отряд направили на Восточный фронт. По дороге в район боевых действий мы сделали на три дня остановку в Москве. Пополнили боекомплекты, помылись, почистились, дали отдых лошадям - и тронулись в путь.
<...>
На пути к Оренбургу отряд встретился со взбунтовавшимися чехословаками, но мятежники пропустили нас, приняв, очевидно, за белых, ибо все мы были в гусарской форме, хотя и без царских знаков различия. В те времена хорошо одетый красногвардейский отряд был редкостью, и мы довольно удачно воспользовались нашим презентабельным видом. В противном случае отряду вряд ли удалось бы проскользнуть сквозь вражеское окружение.
Правда, когда мы прибыли на место, на какой-то разъезд в двенадцати километрах от Оренбурга, наша щёгольская униформа возымела обратное действие: красные не хотели принимать нас за своих.
Отряд прибыл на разъезд, Оренбург был на осадном положении. Начальник гарнизона Курач, он же командир сводного красногвардейского отряда города, с которым мы связались, наотрез отказался впустить нас в Оренбург. Мотивировка одна: судя по обмундированию, вы не те, за которых себя выдаете.
<...>
Наш внешний вид — гусарские доломаны, новые сёдла, сытые красивые кони — всё это огорчило членов делегации. И, вернувшись в город, они в один голос заявили Курачу: нет, отряд не красный. Что отряд действительно революционный, убедились только после телеграфного запроса в Реввоенсовет. Сейчас эта история может показаться бюрократической канителью, а в то время излишняя предосторожность не мешала, тем более что обстановка ежечасно менялась, менялись и власти, а значит могли быть всякие неожиданности. Мы хоть и ворчали, обижались, но в душе чувствовали: Курач прав»
.

Но это еще далеко не вся путаница, которая выпала на долю бывших александрийцев в составе РККА. В 1928 г. в Мерве вышла книга «Бои и будни. Краткий исторический очерк 8-й Отдельной Туркестанской Кавалерийской бригады». Книга эта начинается словами: «1 апреля 1918 года в г. Симбирске формируется 1-й Симбирский Кавалерийский полк, который 13 сентября того же года присоединяется к 2-му Симбирскому кавполку и этим самым создаётся бригада, первым начальником которой назначается т. Пальмгрен, ныне умерший.
Командиром 1-го кавполка стал бывший корнет-александриец Константин Ушаков, а сам полк был сформирован из отряда, куда входили бывшие гусары. Что же касается командира бригады Юрия Наумовича Пальмгрена — то он был кадровым офицером 16-го гусарского Иркутского полка»
.

Интересующая нас Симбирская кавбригада прибыла на Уральский фронт взамен выбывшего на Южный фронт Саратовского полка. По-видимости, из-за этого и возникла путаница. В начале 1919 г. из-за больших потерь бригада была сведена в Симбирский кавалерийский полк. Но уже в марте в Самаре из кадра, выделенного из Симбирского кавалерийского полка, формируется 2-й кавполк. Уже 17 марта 1919 г. оба полка зачисляются в кавалерийскую дивизию Туркестанской армии, которая с 24 марта именуется 3-й Туркестанской кавалерийской дивизией. Впоследствии полки носят номера 13 и 14, причем К.П. Ушаков командует бригадой. Но если 14-й полк становится Туркестанским, то 13-й носил наименование Оренбургского. Именно так его именует в своих мемуарах и будущий генерал-лейтенант В.Д. Крюченкин.

Красноармейцы 1-го Конного Петроградского полка на революционном митинге в честь III Интернационала.
В сентябре 1921 г. 3-я Туркестанская кавдивизия была расформирована. 9-я бригада дивизии вливается в 7-ю, а та переименовывается в 7-ю отдельную Туркестанскую кавбригаду (в составе 13-го и 14-го кавалерийских полков). В ноябре 1922 г. бригада становится 2-й отдельной Туркестанской в составе 4-го Актюбинского и 5-го Бенгалинского полков. Ещё позднее эти полки переименовываются в 82-й и 83-й кавалерийские. Но, разумеется, еще с 1918 г. в этих частях уже не оставалось ничего гусарского...


Память о красногусарских полках в РККА
Гибель 55-го Нарвского красногусарского полка и исчезновение гусарского эскадрона им. Володарского не остались незамеченными для молодой Красной армии. В 1920 г. на Южном фронте возник новый Красногусарский полк (он же — Заволжский кавалерийский), о котором мы писали в одном из прошлых номеров (29).

В память о погибших красногусарах 28 сентября 1920 г. был назван гусарским кавалерийский полк 18-й стрелковой дивизии, развёрнутый из 1-го отдельного кавалерийского дивизиона. Сведений о том, чтобы эта часть носила какие-либо гусарские отличия, мы не имеем. К тому же сам полк просуществовал недолго и был расформирован уже в апреле 1921 г.

Красные кавалеристы на Красной Площади.1918 г. Смотр Всеобуча.
Наконец, самой последней гусарской частью РККА стал 86-й Новозаволжский красногусарский кавалерийский полк, формирование которого началось 17 июля 1922 г. в составе Отдельной Дальневосточной (затем - 9-й) кавалерийской бригады. Впрочем, эта часть к гусарам решительно никакого отношения не имела. Свое же название полк получил благодаря тому, что Дальневосточная бригада формировалась под руководством бывшего комбрига Заволжской красногусарской бригады Ватмана и из кадра, выделенного из состава этого соединения.


Униформа
Точных сведений о том, что именно носили красногусарские формирования Красной армии, мы не имеем. Разумеется, что ни одним уставом или приказом РККА гусарская форма не регламентировалась. Поэтому в вопросе описания красногусарских частей приходится опираться на описания мемуаристов и уцелевшие фотографии.

Для начала следует вообще упомянуть о судьбе гусарской парадной униформы после начала Первой мировой войны. Значительная часть соединений регулярной кавалерии Российской империи находилась на западных границах, и поэтому их цейхгаузы отправлялись вглубь страны — как правило, в запасные полки. Исключение составляли лишь части, дислоцировавшиеся в центральной части страны. Парадные мундиры этих полков оставались на месте.

Красноармейцы в мундирах Лейб-Гвардии уланского и чакчирах Лейб-Гвардии гусарского полков.
После Октябрьского переворота в Петрограде значительная часть полковых комитетов кавалерии потребовала, чтобы им из цейхгаузов на фронт была доставлена полковая униформа — для раздачи солдатам. И солдаты некоторых полков действительно получили свою парадную униформу. В частности, 3-й гусарский Елисаветградский и 5-й гусарский Александрийский полки. Но затем новые большевистские власти запретили выдавать демобилизованным солдатам парадную форму, требуя отпускать солдат только в том обмундировании, которое на них есть. Прочее же считалось народным добром и подлежало изъятию в пользу государства. Исходя из этого, в ходе Гражданской войны гусарская униформа, оставшаяся на складах, могла использоваться враждующими сторонами кем угодно и как угодно.

Из перечисленных выше кавалерийских частей РККА, созданных на базе групп старослужащих солдат Русской армии, лишь 4-й красногвардейский отряд (александрийцы) получил перед уходом с фронта униформу своего полка. Но, разумеется, отряд был маленький, а развёрнутый на его базе новый полк РККА — большой, поэтому имевшаяся у старослужащих парадная униформа очень быстро «yтонула» среди бесцветных шинелей и гимнастёрок.

Неизвестный красный кавалерист в форме гусара. Красные чакчиры, синий доломан, красная фуражка.
Нарвский красногусарский отряд, происходящий от остатков 17-го гусарского Черниговского полка, вряд ли имел какие-либо особые отличия в униформе, кроме отдельных элементов. Находясь на Северном фронте, полк не получал из цейхгаузов свою старую униформу. Не могла её получить и та часть бывших черниговцев, которая вернулась к месту довоенной дислокации в Орёл. Сохранилось одно фото кавалериста 17-го гусарского Черниговского полка после его демобилизации: в гимнастёрке с полковым знаком на груди, в чакчирах и сапогах с гусарским розетками. Ношение русских полковых знаков в РККА было исключено, а вот все остальное вполне приемлемо. Поэтому, если Нарвский красногусарский отряд, а затем 55-й Красногусарский полк и имел какие-либо гусарские отличия, то они точно исчерпывались только этими элементами.

Типы красных кавалеристов начального периода. Коллекция А. Воронова
Остается загадкой, откуда у володарцев появились синие доломаны с белыми шнурами, которые описывает P.M. Азарх. Ведь у 14-го гусарского Митавского полка, старослужащие которого стали костяком эскадрона полка им. Володарского, были темно-зелёные доломаны с белыми шнурами. Может быть, мемуарист ошиблась в цвете, а может, володарцы получили гусарскую форму какого-то другого расформированного полка.

2-й кавполк Стальной дивизии В.А. Сергеева, созданный группой старослужащих 18-го гусарского Нежинского полка, на параде в конце 1918 г. представился в парадной униформе именно этой части. Об этом свидетельствует фотография, копия которой ныне хранится в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Украины. Но в архиве это фото атрибутировано неправильно, как парад в Харькове в 1919 г. Но на фото можно узнать командующего 10-й армией, защищавшей Царицын, А.И. Егорова, Л.Д. Троцкого, начальника штаба Стальной дивизии A.M. Беленковича (в черкеске) и самого В.А. Сергеева с характерными усами, восседающего во главе конников.

Несколько слов следует сказать о других кавалерийских формированиях РККА, использовавших гусарскую форму, но не являвшихся «гусарскими». Как уже упоминалось, массово носили гусарские ментики и доломаны в кавалерийских школах РККА.
Кроме них известно ещё одно «негусарское» формирование, носившее парадную форму расформированного в Тамбове 13-го гусарского Нарвского полка. Фотографии юных красных гусар в формах Нарвского полка попадаются в частных коллекциях и на просторах Интернета. Скорее всего, форму нарвских гусар какое-то время носил личный состав 2-го Московского кавалерийского полка 1-й Московской кавалерийской дивизии. Этот полк начал создаваться 23 сентября 1918 г. в с. Перерва в 14 км от Москвы, а с 25 ноября 1918 г. был переведен для формировании в Тамбов. В районе Тамбова полк формировался до мая 1919 г., а затем отбыл на Восточный фронт. Впоследствии полк участвовал в боях на Кавказском фронте, и в январе 1921 г. был расформирован. Первым его командиром был кадровый офицер 3-го уланского Смоленского полка А.К. Геттих, а полковым адъютантом — поручик 2-го лейб-гусарского Павлогорадского полка Е.С. Шейдеман.

Этой статьёй тема красных гусар в РККА далеко не исчерпывается, так как поиск новых фотографий и документов не прекращается, и, полагаем, вскоре, благодаря новым данным, мы сможем существенно расширить и дополнить имеющуюся информацию.

via


Tags: История
Subscribe

Posts from This Journal “История” Tag

Buy for 40 tokens
Чувствую, что пора мне показать вам, что у нас получилось. Мы разложили по косточкам известный немецкий фахверк от компании Хуф Хаус (HUF HAUS), взяли все самое лучшее и собрали свой дом, который уже в самое ближайшее время может построить любой желающий, бесплатно используя все наши наработки.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments